Рассказы

Сирота (продолжение)

          (Начало в рубрике «рассказы»)

                                                                              Глава ІІІ. Собрание

sirotaОказавшись в электричке, Галя немного успокоилась. Голова сама склонилась на плечи мужа, и тут же память опять вернула ее в прошлое. В брошюре, которую она нашла на мусорке, кроме слов «Иисус нужен вам, и вы нужны Иисусу», был и адрес, по которому приглашали на богослужения. «Лесная 12», — прочитала Галя. Это же совсем рядом! С трудом пережив два дня, мучаясь  от ломки и желания принять наркотик, она пришла в воскресенье утром по указанному адресу. У распахнутых ворот она прочитала надпись «Церковь евангельских христан-баптистов», вошла во двор и остановилась в нерешительности у дверей. Однако, увидев как десятки людей свободно заходят внутрь, Галя рискнула  и через несколько мгновений оказалась в довольно уютном здании с удобными скамейками. Она тихонечко проскользнула среди рядов и села на самой задней скамейке… Все, что произошло после, показалось ей каким-то мистическим видением. Слова приветствия «Мир вам», молитва понятными словами и простыми предложениями, общее  пение, участие хора, вдохновенные слова выступавших людей, часто повторявших: «Иисус ждет вас, он хочет  помочь вам, он вас любит». Все это прошло быстро, как сладкий сон. После  служения Галя первой  вышла на улицу. Она остановилась у забора и наблюдала, как люди тепло приветствовали друг друга, не только подавая руку, но и заключая в объятия. У каждого были свои знакомые. Они  спешили подойти  и пообщаться. Все были красиво одеты, выглажены,  чистые. Галя даже почувствовала себя неловко, сравнивая свой неутешительный вид и, не первой свежести, одежду. «Кому я тут нужна? — подумала она про себя, — может Христу и нужна, но где Он, этот Христос?» С этими мыслями она поспешно вышла со двора церкви и направилась домой. В квартире было холодно, кушать нечего, и Галя просто завалилась на кровать. Слезы обильным  дождем полились у нее из глаз. Она так и уснула лицом вниз на мокрой подушке. Проснулась Галя от шума и голосов вернувшихся подруг.

— Ты что, как покойник, лежишь, давай вставай, у нас заначка осталась, да и кое-что покушать принесли.

И снова все пошло по кругу: доза, мусорки, голод, ломка, и голос внутри: «пора кончать с этой жизнью, сейчас или никогда». В следующую субботу Галя опять наткнулась на брошюру: «Иисус нужен вам и вы нужны Иисусу».  Она вспомнила о том, что произошло в воскресенье, и ее сердце наполнили противоречивые чувства. С одной стороны она испытывала какое-то умиротворение и тепло во время собрания. С другой стороны она чувствовала себя не нужной  среди этих,  порядочно одетых и самодостаточных,  людей. Ей казалось, что даже своим видом она портит все. А если еще узнают о ее делах и душевном состоянии,  тогда вообще от нее убегать будут, как от прокаженной. Эти чувства боролись в ее сердце почти всю бессонную ночь, но на утро она  все таки решила снова пойти на собрание.

 

                                                                                 Мария Петровна

Все происходило  так же, как и в прошлый раз. Такое прекрасное, дышащее теплом и надеждой, служение… А потом  все снова приветствовали друг друга, смеялись, разговаривали в кругу своих знакомых. Несколько женщин, правда, пожали ей руку со словами «приветствую сестра», но не более того. Галя еще какое-то время постояла у забора, размышляя над последними словами проповедника говорившего о Закхее. В голову лезли мысли: «Конечно, к таким богатым и знатным, как Закхей, любой сочтет за честь зайти в дом. А кто я? У меня и дома нет. И что я могу раздать бедным, если я  сама нищая». Чувствуя, как слезы наворачиваются на глаза, Галя резко повернулась к воротам и побежала к выходу. Она была уже уверена, что сюда больше не вернется. У  самых ворот она вдруг услышала мягкий приятный голос:

— Сестричка, куда это вы так торопитесь? А я вас здесь ожидаю!

Галя подняла печальные глаза и увидела перед собой седоволосую, небольшого роста, женщину.

— Во-первых, я хочу вас поприветствовать. Меня зовут Мария Петровна или просто сестра Маша, — продолжала свою речь женщина, протягивая руку для приветствия. Галя как-то неуверенно подала руку, невпопад переспросив при этом:

— А мы знакомы? То есть, я хотела спросить, вы меня знаете?

— А как же, милая, — радостно призналась Мария Петровна, пожимая Галине руку.

— Вы же были на собрании в прошлое воскресенье, верно? Я вас сразу заметила, лицо у вас бледное и глаза печальные. И я сказала себе, что после собрания  приглашу вас домой пообедать со мной. Но после служения заговорилась с сестрами, пока дошла до ворот, а вас уже и след простыл. Вы уж простите меня, пожалуйста, и не откажите сегодня мне. Я дома одна, муж у меня умер 2 года назад. Дети далеко, встречаемся только изредка. Здесь в собрании у меня столько радости и общения, а дома так одиноко… Как зовут-то тебя?, — не останавливалась женщина.

— Галина. Спасибо вам большое, как-то неудобно мне, — ответила Галя, пытаясь спрятать глаза.

— Нет, нет! — категорично заявила Мария Петровна, — Я всю неделю, и особенно сегодня, ночью молилась о том, чтобы Господь дал мне возможность вас снова увидеть. И если вы не зайдете, вы лишите меня радости иметь гостя от Господа.

С этими словами она взяла Галину под руку и, не переставая говорить, повела к трамвайной остановке… Через пол часа они уже сидели в скромной, но уютной квартире, кушали вкусный украинский борщ со сметаной и салат «Оливье».

— Ой, как вкусно, — не уставала повторять Галя, не евшая домашней пищи с той поры, как покинула родительский дом.

— Ты ешь, доченька,- как-то ласково перешла на «ты» Мария Петровна. -Я так рада, что ты здесь. Я ведь хочу чем-то послужить Господу, как и другие, но в церкви у меня ничего не получается. Я даже молиться стесняюсь. Это здесь с тобой я смелая, а в церкви волнуюсь так, что поднимается давление и забываю слова. А вот сестры рядом со мной так красиво молятся, я даже по-доброму им завидую.

— Вы так со мной откровенны, вы ведь меня совсем не знаете, — заметила Галя.

— Ничего, доченька, придет время, ты все сама расскажешь.

После всего Галина попила крепкого чая из мяты, и ее вдруг потянуло на сон. Она даже не помнила, как очутилась на диване, накрытая одеялом, а под головой мягкая подушка…