Рассказы

Сирота

Рассказ основан на реальных событиях

                                                                            Глава І. Воспоминания
sirotaСердце Галины тревожно билось, в голове роились мысли: «хоть бы не забыть чего ни будь, а то зря только время потратим». Она подошла к зеркалу, поправила косынку на голове, и еще раз сунула руку в сумочку, чтобы убедиться в том, что там есть там паспорт.
— Ты что так долго любимая, не на свадьбу же одеваешься! — услышала она голос мужа.
Виталик был уже внизу и с нетерпением ждал у входной двери, как всегда опаздывающую супругу.
— Я еще больше волнуюсь чем перед свадьбой, — дрожащим голосом ответила Галина, — ты бы причесался, а то детей еще распугаем своим видом.
Захлопнув дверь, супруги быстрыми шагами направились к остановке автобуса.
Через полчаса шумная и достаточно подвижная толпа людей с авоськами уже «вносила» их в электричку, поданную на пригородный перрон вокзала. Виталий с Галей быстро отыскали себе место у окна. Спустя еще несколько минут они уже неслись бескрайними просторами родной Украины. Склонив голову на плечо мужа, Галя погрузилась в воспоминания.
Как быстро пролетело время. Кажется еще вчера, прощаясь с родителями, она уезжала из родного дома. Ей было тогда всего 17. Но она не потерялась в большом городе. Нашла квартиру, работу и познакомилась с новыми подругами. То, что произошло потом, Галя даже не хотела и вспоминать. Подруги предложили попробовать всего один раз таблетку «экстази». Первые ощущения были невыразимо приятные. Ей казалось, она летает где-то в облаках, чувствуя при этом необыкновенную легкость и сладость. Однако, на следующий день после этого Галя оказалась разбитой физически и морально. Два дня она не могла отойти. Подруги снова посоветовали ей таблеточку. «Только маленькую дозу»,– остерегала ее Наташа. С «маленькой дозы» все и началось. Дальше был сладкий дымок, который подруги втягивали по очереди из одного «косячка». Потом перешли на иглу. Каждый раз Галя говорила: «Все это последний раз!» Но следующий день начинался с ломки, и не было никакой силы сопротивляться коварному зелью. После нескольких прогулов ее уволили с работы. Денег не хватало не то, что на оплату квартиры, – не было за что покушать. Галя похудела, побледнела. Она боялась подойти к зеркалу. Каждый раз оттуда на нее смотрела бледная, с потухшим взглядом, а главное — совершенно чужая личность. Где-то в глубине сознания она понимала, что идет ко дну. «Надо остановиться!» — постоянно твердила она сама себе, но какой- то чужой голос отвечал ей: «Слишком поздно, теперь ты моя!» Галя не узнавала сама себя. Она уже не стеснялась собирать пустые бутылки, и даже копаться в мусорных ящиках, особенно возле квартир, где жили олигархи и бизнесмены. От отчаяния Галя не могла найти себе места. Помочь ей никто не мог. Ее подруги были не в лучшем состоянии. Ехать к родителям она и не думала. Отец, проработавший всю жизнь в колхозе агрономом, был очень честолюбивым человеком, и рассчитывать на его снисходительность не приходилось. Мама, учительница младших классов, всегда предупреждала Галю: «Доченька не обесчести нас, мы люди интеллигентные и известные». В последних письмах Галя писала о том, что она работает в банке и собирается поступать в институт. Прошло всего полгода с момента ее отъезда. Если родители узнают, мамино сердце просто не выдержит! Мысль о том, что нужно как-то покончить с этим позором все чаще приходила ей в голову. Она уже начала думать, как сделать это безболезненно и надежно. Чужой внутренний голос поощрял эти мысли и уже прямо говорил: «Ты должна уйти из этой жизни в другую, где тебя ожидают особые ощущения». В этом состоянии Галя нашла брошюру, валявшуюся на мусорке. Красными большими буквами было написано: «ВАМ НУЖЕН ИИСУС, И ВЫ НУЖНЫ ИИСУСУ». «Нет сомнения в том, что мне нужен кто-нибудь, — сказала сама себе Галя,- но, интересно, кому это я нужна, да еще в таком состоянии?». Сунув брошюру в карман, Галя потянулась за стеклянной бутылкой, валявшейся на самом дне мусорного ящика…

                                                   Глава ІІ. Мальчик Федя
— Галя, ты где?! – Голос Виталика прервал ее воспоминания. — Приехали! Давай на выход.
Выскочив из электрички, супруги жадно вдохнули свежий загородный воздух, от чего головы у них немножко закружились. Еще через несколько минут они уже стояли у больших, железных ворот, на которых висела старая надпись: «Детский дом «УЮТ». Открыв скрипучую калитку, они растерянно посмотрели на территорию детского дома, пытаясь понять, где же находится административное здание. В это время послышался нарастающий шум и отчаянный детский крик, который заставил их вздрогнуть и повернуться:
— Мама, тетя спасайте! Убивают!
Прямо на них бежал мальчик лет 6-ти с окровавленным лицом, отчаянно пытаясь убежать от преследовавших его, старших возрасту, обидчиков. Галя не успела опомниться, как маленький беглец ткнулся окровавленным носом прямо в ее светло-голубое платье и, ухватившись за нее грязными руками, продолжал молить о помощи. — Мама, тетя, дядя, помогите, меня хотят убить…
— Тихо, успокойся, маленький, — заволновалась Галя, даже не замечая того, как она обеими руками обхватила его и прижала к себе, пытаясь спрятать от преследователей.
— Где же ваши воспитатели, почему никто не защищает маленьких?
— Тетя не отдавайте меня им, меня никто не защищает здесь, я никому не нужен, — продолжал плакать мальчик. Его преследователи остановились метрах в десяти от Виталика и Гали, ожидая, чем это закончится.
— Давайте поговорим с вами, можно ли обижать младших? — твердым мужским голосом обратился Виталик к враждебно настроенным мальчикам. Услышав это, они бросились наутек, кто куда с такой скоростью, как будто растворились.
— Как тебя зовут, мальчик? — спросила Галя, вытирая ему окровавленный нос платочком.
— Федор я, — как -то совсем не по детски с твердым «Р» ответил мальчик.
— Федя значит. За что это они тебя?
— Меня ни за что, — вдруг снова расплакался мальчик,- просто потому, что меня некому здесь защищать, я здесь совсем недавно и у меня нет друзей, я здесь один, ма… ой, извините, тетя! Я сам по себе.
Мальчик заметил красное пятно на платье Галины и еще больше испугался.
— Ой, тетенька, пожалуйста, не бейте меня, я не хотел, я постираю вам платье, я умею стирать с мылом и порошком, оно будет как новое, пожалуйста!..
— Успокойся, — ответила Галя , — ничего страшного, ты не виноват. Покажи нам лучше, где находится администрация.
— Это директор, что ли? — переспросил Федя.
— Можно и так сказать, — подтвердил Виталик.
— А зачем он вам, вы же не станете рассказывать обо мне?! — испуганно осведомился мальчишка.
— Нет, что ты, мы по другому вопросу.
— Ну, тогда пойдемте, — позвал Федя, уже спокойным голосом.
У самого крыльца он вдруг догадливо предположил:
— Вы, наверное, за детьми пришли, ведь правда?
— А как ты догадался? — удивился Виталик.
— Тут многие приходят… — жалобно пропел в ответ Федя, — и даже забирают детей…
— А почему так грустно, это разве плохо? — переспросил Виталик, вглядываясь в печальные голубые глаза Феди.
— Кому-то и неплохо, и везет, а меня никто никогда не возьмет.
— А почему ты так решил? — взволновано переспросила Галя.
— Мне дядя сторож сказал, что таких как я не берут, — дрожащим голосом ответил мальчик и бросился бежать к стадиону, откуда доносилась веселая детская гурьба.
Виталик и Галя остановились у двери с надписью «Директор». Галя поправила прическу, прикрыла сумочкой кровавое пятно, после чего кивнула мужу: давай стучи. В ответ на стук послышался суровый женский голос:
— Входите!
Войдя в кабинет, они заметили худощавую женщину, сидевшую со стороны стола. Кресло директора было пустым.
— Слушаю Вас, — таким же строгим, чуть ли не генеральским, голосом обратилась к ним женщина, не отрываясь от папки с документами. Виталик, как всегда, переживал и долго искал слова.
— А вы — директор? — начала Галя, и, не дожидаясь ответа, продолжила. — Мы тут по такому делу… Мы с мужем решили взять кого-то из детей, если можно. Скажите, к кому тут можно обратиться и что нам сейчас делать?
Женщина подняла голову, смерила взглядом с ног до головы Виталика и Галю, и только после этого снова зазвучал ее металлический голос:
— Жанна Константиновна, заместитель директора. Директор будет через 3 дня. Вы уже решили, кого хотите взять?
— Простите, а как … куда и кто нам… мы здесь первый раз?
— Ну не мне же вам подбирать ребенка,- перебила ее Жанна Константиновна,- идите на территорию, знакомьтесь, только не давайте никаких обещаний детям, а то тут многие приходят, обещают, а потом чуть что и «в кусты». Пока определяйтесь, а тем временем и директор появится, с ним и обсудите юридические нюансы…
Галя даже не знала, что ответить. Пока она обдумывала, Жанна Константиновна снова опустила голову и погрузилась в документы, бросив при этом:
— Если у вас все, не стану вас задерживать…
Вышедши поспешно из кабинета, Виталик и Галя пошли на спортивную площадку, откуда доносился шум детей. К их немалому удивлению, они увидели там старого знакомого Федю. Он не заметил их и вместе с другими детьми весело гонял мяч, как будто бы ничего и не произошло. Супруги понаблюдали за детьми, прошлись по территории, побывали в комнатах. Их решение было однозначным — Федя. Они пригласили мальчика снова к себе, познакомились с ним поближе. Федя оказался здесь совсем недавно, после смерти мамы. Он был достаточно смышленым, подвижным, и, не по возрасту, рассудительным. Темно- русые волосы, курносый нос, голубые глаза. Федя рассказал о том, что в последнее время он жил с бабушкой, а мама работала за границей. Бабушка часто рассказывала ему сказки и читала стихи… После того, как бабушка заболела и попала в дом престарелых, мама приехала с работы домой. Потом, вдруг, мама очень сильно заболела, и ее забрали в больницу. С больницы мама так и не вернулась…
— Кем она работала? — переспросил Виталик Федю.
— Мама сказала, что мне лучше об этом не знать, мне надо хорошо учиться в школе, чтобы иметь другую профессию.
— А кем же ты хочешь стать? — полюбопытствовала Галя.
— Я буду поэтом, — заключил Федя, и начал цитировать стихи, которые научила его бабушка:
Из крынки в кружку молоко
Переливать не так легко.
Послушай бабушку свою:
Давай-ка, я тебе налью…
Я сам! Я сам!- кричит упрямый внук…
Бам, бряц — и крынку выронил из рук!
Теперь упрямый внук ревет,
А молоко глотает кот
… Время пролетело очень быстро. Федя, услышав звук сирены, звавший детей на обед, начал прощаться.
— Спасибо вам за печенье и за то, что защитили меня. Вы еще придете? Мне так с вами было хорошо.
Галина обняла мальчика и взволновано пообещала:
— Конечно, Федя, мы обязательно вернемся.

ПРОДОЛЖЕНИЕ В РУБРИКЕ «РАССКАЗЫ»