RO / RU

Актуальное интервью. Павел Унгурян: "Украинцы должны принять Бога как главного правителя".

Просмотров: 804

УнгурянМы рады приветствовать вас, брат Павел, в Молдове. Когда вы уехали отсюда, и что вы чувствуете, когда снова возвращаетесь на родную землю?

П.У.  Каждый раз, проезжая по молдавской земле, я чувствую, что это для меня Родина. Здесь познакомились мои родители в церкви ЕХБ по  ул. Ильинской (г. Кишинев).  Здесь состоялась их свадьба. Здесь родились все их дети, в том числе и я. Мы уехали с Молдовы в 1994 году в Одессу. Кстати, в Бельцах, откуда моя мама и где я родился, еще осталось немало наших родственников. Поэтому, как только я пересекаю границу  со стороны Черновицкой области или со стороны Одессы, сразу начинаю понимать- я вернулся на Родину.

Многие люди в Молдове продолжают молиться за Украину, которая стала вашей второй Родиной. Как выглядит ситуация сейчас? Какова роль евангельских церквей в прошедшем противостоянии, и по какую сторону баррикад были верующие?

П.У. В общем ситуация остается сложной. Хотя внутри страны стало намного спокойней. До тех трагических событий на  майдане эскалация и напряжение были гораздо сильнее. Но потом Господь провел нашу страну  через трагические страницы ее истории. Погибли ни в чем неповинные люди, особенно много студентов, молодых людей. И это обстоятельство заставило многих, как говорят на украинском языке «схаменутыся» (опомниться- ред.). Острая ситуация остается, прежде всего, в восточных областях, где проживает в основном русскоязычное население,  и конечно – Крымский полуостров.  Все эти три месяца наша церковь (евангельские христиане баптисты- ред.) не «прятала голову в песок». Мы занимали активную позицию. Но эту позицию можно охарактеризовать, как активный нейтралитет. Это означает то, что церковь, не давая политической оценки событиям, говорила о тех ценностях, которые мы разделяем как христиане. Это ценности спасения, любви между людьми, ценность мира. Мы, кстати, получили независимость без единого выстрела. Мы должны громко говорить сегодня о том, что могут поменяться правители, модель государственного устройства, вектор внешнеполитического направления, но если не поменяются сердца людей, их сознание, все изменения будут  просто косметическими. Коррупция в таком случае никуда не денется, как и ложь, предательство, если только поменяются верхние правовые механизмы в государстве. Мы считаем, что должны произойти глобальные изменения в духе украинцев, в их сердцах. Люди должны принять Бога, как верховного правителя. И страх перед Богом будет лучшей «прививкой» от всех этих грехов.

Движение в Европу, с одной стороны, обещает больше свободы, больше возможностей. С другой стороны, мы знаем, что в самой Европе многие отступают от евангельских ценностей. Как вы думаете чему можно радоваться и чего опасаться на пути в Европу?

Я скажу так – церковь точно не решает, куда нам идти. Это надо принять, как факт. Определять, куда нам идти, в Россию или в Европу – это не задача церкви.  Задача церкви – молиться о благосостоянии народа, проповедовать о Господе, славить Его через свою жизнь, свои поступки. Церковь может давать оценку определенным событиям с точки зрения Библии. Церковь может предупреждать о каких-то моментах, но определять – это не наша задача. Когда мы говорим о евроинтеграционных процессах, то в этом все церкви Украины: православные, католические и евангельские- едины. Кстати, евангельские церкви Украины очень активны, имеют стойкую позицию. К этому с уважением относиться и православие, и католичество. Безусловно, евангельская церковь достаточно влиятельна в Украине. Сам факт того, что глава парламента и исполняющий обязанности президента – член церкви евангельских христиан баптистов и мой добрый друг- это тоже подтверждение влиятельности евангельской церкви. Но мы должны не этому радоваться, а радоваться, что наши имена записаны в Книге Жизни. Если говорить о евроинтеграционных процессах, все церкви едины в одном – да, мы готовы идти в Европу, но не путем сдачи моральных, духовных и семейных ценностей. И эта позиция четко доносилась и до прежнего руководства страны,  и доносится до нынешнего руководства. Ведь сдача ценностей  не приведет к экономическому успеху. Тогда незачем идти в Европу, тогда можно довольствоваться тем, что есть. Сегодня всего восемь или девять стран европейского союза имеют легализированными однополые отношения, а остальные страны не сдаются. Это Польша, Румыния, Хорватия, которая провела референдум, где зафиксировала в своей конституции, что семья – это брак между мужчиной и женщиной. Поэтому, мне кажется, что Молдова и Украина, которые сейчас синхронно будут двигаться в Европу, объединившись с Румынией, Польшей, Хорватией и с другими восточноевропейскими странами, будут иметь серьезный рычаг влияния на принятие решений в Евросоюзе. И может быть именно через нас Господь дает европейцам шанс к обретению второго дыхания, особенно в их церквях.

Поэтому:

-За исключением морально-духовных и семейных ценностей, все остальное в Европе мы можем рассматривать, как позитив.

— Мы можем и должны влиять на Европу

Многие пастыри жалуются на то, что молодежь оставляет  их церкви. Они спрашивают, как удержать молодых христиан? Что предложить им, чтобы они оставались в служении ,и при этом были духовно крепкими и посвященными?

Последние 20 лет – мое служение с молодежью. Я начал с подростковой группы в маленьком селе, потом я продолжил служение с молодежью в большой баптистской церкви, где было около 300 человек молодежи. В течении 7 лет я руководил молодежным отделом в Украинском Союзе ЕХБ, где на тот  момент было около 40 тысяч молодых христиан. Последние несколько лет я координирую работу в Евро-азиатской Федерации Союзов ЕХБ (ЕАФС). Проблема взаимоотношений поколений не нова. Мне кажется, что все рецепты есть в Библии. Вопрос только в том, чтобы быть честными перед самим собой и выполнять то, что там сказано. Я думаю, что молодежь уходит из церквей прежде всего потому, что они не находят в старших духовный отцов. Я имею ввиду не духовных начальников, а духовных старших друзей, с которыми можно выстроить откровенные искренние отношения. В этом главная проблема. Мы, служители, очень заняты проектами, церквями, поездками, а молодые люди, хотят, чтобы с сними проводить время, чуть ли не круглосуточно. И если мы не откликаемся, то они находят других, кто стает их наставниками.

Второе, что мне кажется очень актуальным, это кропотливо воспитывать через духовное отцовство не внешние признаки христианства в молодых людях, а внутреннее, духовное глубокое, понимание познания Бога, выражающееся в христианском характере. Очень важно отделить христианское поведение от христианского характера.  Часто мы формируем молодых людей на фоне призыва к христианскому поведению: как мы должны себя вести, одеваться, что говорить, какие манеры, чтобы люди идентифицировали нас, как христиан. И это правильно, но это вторично. Первично- это то, что внутри нас, это наш характер. Если у молодых людей не будет «вспоможения» со стороны церкви и семьи  в формировании честности, открытости, достоинства, мудрости, того,  что является «костяком» личности, но вместо этого будет нагнетание в сторону манер поведения, одевания, что говорить, что слушать- это второе. Это, как Библия говорит: «Духом пламенейте – Господу служите». Сначала – пламенеющий дух, а потом, как выражение внутреннего горения, — служение. Точно так и христианский характер – он первичный, а поведение, как следствие или отражение этого характера. Поэтому я бы просил всех служителей о том, чтобы они помогли молодежи сформировать внутренние качества духовного характера, которые им позволят сформировать модель поведения, но не наоборот.

Если бы вы знали, что Христос придет, условно скажем, уже через 2-3 дня, на что бы вы потратили оставшееся время?

П.У. Я думаю, что Господь спросит меня, прежде всего о том, в каком стоянии моя душа и насколько мое сердце преданно Господу. Ну и, конечно же, о моей семье. Если мы вспомним Второзаконие, где Господь говорит  о тех заповедях, которые  Он дает. Он говорит «возлюби Господа Бога твоего», а потом «навяжи их детям твоим, вставая, ложась,  идя дрогою». Для меня это единая заповедь – любить Бога и говорить об этом своей семье. Я уверен, что Бог не спросит меня о моих мега-проектах, конференциях, или сколько миссионерских команд мы отправили в далекие страны. Я уверен, что он спросит «Павел, а твое сердце всегда было преданно Мне? А как твоя семья, жена, дети? Поэтому я бы уделил это время своему сердцу и своей семье.

Беседовал — Петр Михальчук.

Видеоверсия интервью готовится к публикации.

Информация о Павле Унгурян

Читайте также:


Ůꡌﬨ󣹠ƕힿ